герб Российского Императорского Общества

ГЛАВНАЯ | КАРТА САЙТА | КОНТАКТЫ |


Рассылки rushunt.ru
Российское Императорское Общество Правильной Охоты



Создание сайтов
Главная > Секции Общества > Охотничьи собаки > Лайки

Лайки - труженики Русского Севера


Среди бескрайних просторов Русского Севера, от Кольского полуострова и до самых восточных пределов Евразийского континента, от таежных урочищ Южной Сибири и до берегов Ледовитого Океана, на протяжении многих столетий проживает многочисленный, удивительно трудолюбивый и разносторонне талантливый четвероногий «народ». Имя этого великого народа – ЛАЙКИ.

С абсолютной уверенностью можно сказать, что ни одна, из ранее существовавших, или ныне существующих современных пород собак, никогда не имела, и не будет иметь для человека того практического значения как эти уникальные, неприхотливые труженики.

Подтверждением того, что Всевышний послал человеку лайку «для повседневной жизни», а всех остальных собак для «специальных поручений» или развлечений, говорит уже сам обширный ареал обитания остроухих собак. Их «племенные ответвления», кроме Евразии, можно встретить и в Центральной Африке, и на просторах Северо-Американского Континента…

Оценить по достоинству истинный вклад ближайших «сподвижников» человека, проживающего в самых суровых и диких климатических условиях Земли, вряд ли представляется возможным. Он просто неоценим.

Разностороннее применение лаек во всем, что сопутствовало повседневной жизни человека на протяжении многих столетий, начиная от охоты, охраны жилища, пастушьих обязанностей и, заканчивая ездовым предназначением, безусловно, ставит лаек на первое место среди всех остальных «пользовательских» пород мира.

К сожалению, именно универсальная «демократичность» породы долгое время не шла ей на пользу.

Пригодность лаек к различной работе. Способность охотиться на любую «живность» без исключения. В какой то мере, даже доступность породы для приобретения и содержания «простыми» охотниками. Все это приводило к тому, что в сообществе «культурных» собаководов и охотников (к каковым относили себя, прежде всего, представители высшего сословия) лайки не имели должного признания.

Многие знатные охотники отводили лайкам роль «крестьянской» собаки. Чуть ли не обычной дворняжки…

Многочисленные охотничьи таланты не имели ни уважения, ни почтения. Уникальная охотничья «всеядность» северных собак, даже вменялась им в вину и служила, как бы доказательством их беспородности.

В укреплении подобных предубеждений значительную роль играло и то обширное разнообразие породных типов, которое, еще 100-150 лет назад имело место среди необъятных пространств северных губерний Российской Империи.

Да и чему удивляться, если «соседние» поселения Русского Севера и по сей день, разделяют сотни километров практически безлюдной местности. А что говорить о состоянии транспорта и немногочисленных средств общения сто или двести лет назад?

Вполне объяснимо, что на сравнительно обособленной территории, какой либо губернии или уезда (иногда и более ограниченного пространства) образовывались «местные» породные группы. Они могли значимо отличаться от остальных единоплеменных собратьев по окрасу, размерам, экстерьерным особенностям, а иногда и по охотничьим «предпочтениям».

Обуславливалось это, как достаточно ограниченным кругом лучших производителей, так и практическим применением собак в данном регионе, т.е их охотничьей специализацией.

В вопросах формирования экстерьера имели место национальные и племенные традиции коренных народностей. К примеру, в одном из небольших хантыйских родов почему то считалось, что собаки рыжего или черного окраса могут принести несчастье, в связи с чем, в стойбищах, принадлежащих этому роду лайки были преимущественно «волчьего» серого окраса, включая все его оттенки. В то же время, километров 300-400 юго-восточнее, рыжие лайки возле чумов таких же хантов были совсем не редкостью.

Так или иначе, но как уже отмечалось выше, очень долгое время, в глазах высокообразованных и привилегированных охотников прошлых лет, лайки были, мягко говоря, не в почете.

Я думаю, что этот необоснованный «кинологический снобизм» охотников более обжитой европейской части России был связан с несколькими причинами.

В первую очередь с отсутствием полноценных знаний о породе.

«Кастовостью» помещичьих охот, где практическая сторона всякой охоты уступала место барской потехе и удали. Добытые трофеи были скорее предметом азарта и бахвальства, нежели целью удовлетворения жизненных потребностей.

Даже то, что абсолютное большинство «красного» зверя, шкуры которого так почитались «власть предержащими», добывалось именно с помощью неутомимых тружеников – лаек, долгое время не привлекало внимания именитых собаководов.

В какой-то степени, этому способствовало и «прозападное» настроение высшего сословия Российского государства (из истории мы знаем, что даже родной язык в дворянском обществе не был в чести и повсеместно подменялся французской речью, по крайней мере, до Отечественной Войны 1812 года). Так продолжалось примерно до середины позапрошлого века. 

К чести российского родового и титулованного дворянства нашлись и те кто, несмотря на экстерьерную «невзрачность» и внешнюю непрезентабельность лаек, сумел определить их истинную природную ценность.

Долгое время оставаясь немногочисленными, эти энтузиасты породы, тем не менее, не оставляли своих трудов по изучению и популяризации северных собак среди «цивилизованного» охотничьего общества России.

Благодаря чаяниям таких подвижников, их исследованиям и статьям, многие из которых можно причислить к научным трудам, общественный интерес к лайкам не только обозначился, но и стал активно расширяться.

В охотничьих изданиях того времени стали появляться, пусть немногочисленные, но разнообразные материалы. Они касались не только способов охоты с лайками, практикуемых в различных местностях, но и представляли собой серьезные исследования по всему породному многообразию северных собак Российской Империи.

Благодаря статьям Серошевского, Бек-Юсуфа, Эрнста, Поспелова, Косырева и других, лайки, наконец-то, вышли из периода долгой безвестности.

В ряду многих авторов, посвятивших свои труды северным собакам, особняком стоят такие крупные знатоки и популяризаторы лаек как М.Г. Дмитриева-Сулима и князь А.А. Ширинский-Шихматов.

Последний, являясь одним из знатнейших медвежатников России того времени, не мог не заинтересоваться собаками самой «медвежьей» породы страны.

Личные качества, уровень образованности, близость к высшим слоям общества и, естественно, финансовые возможности на многие годы сделали князя Ширинского-Шихматова главным авторитетом в вопросах касающихся всего породного многообразия лаек и охоты с ними.

Повсеместному повышению к лайкам общественного интереса, конечно же, послужил и резкий подъем промышленного развития Сибири и Дальнего Востока во второй половине ХIХ века.

Волна промышленного люда, хлынувшая на освоение ранее безлюдных регионов, включала в себя людей с самыми разнообразными интересами, в том числе и охотничьими.

Приобщившись и пристрастившись в Сибири к охоте с лайками, большинство охотников европейской части России, уже просто не считало возможным обходиться без этих уникальных собак.

Вместе с этими «первооткрывателям» сибирские лайки начали «колонизацию» ранее ими не освоенных западных территорий и получили широкое распространение именно среди охотников практиков.

На этом я хотел бы закончить свое затянувшееся «предисловие» к заметке, имеющей, совсем другую цель, нежели общее славословие в адрес лаек.

Главной причиной, того, что я обратился к данной теме, является событие редкое и, на мой взгляд, неординарное. А именно – очередная выставка Национального Клуба Породы «Лайка».


Сразу отмечу, что неординарным описываемое событие является только для людей, которые подобно мне, в основном, «вращаются» в мире сертификатных шоу-выставок, проводимых в рамках РКФ. Не собираясь обсуждать саму сложившуюся систему современного «правоверного» собаководства, скажу только следующее.

Посетив Национальную выставку лаек, я как будто попал в другой («параллельный») мир. Мир без помпезной показухи и не всегда понятной экспертизы.

Думаю, что имею «моральное» право на некоторый сарказм, так как сам являюсь и постоянным участником, и даже организатором подобных «кинологически цивилизованных» мероприятий.

С самого далекого детства я не видел одновременно такого количества лаек, какое было представлено на этой выставке.

Тому, кто посещает сертификатные мероприятия РКФ, особенно в Москве, хорошо известно, что существование отечественных пород лаек представлено или единичными экземплярами либо отсутствует вообще.

В лучшем случае мелькнет несколько шоу-самоедов и заокеанских маламутов. Да еще пяток «сибирских» хаски, имеющих к России и Сибири такое же отношение, как и Аляска (когда-то русская). Вроде бы и близко, а уже не наше…

Даже на выставке, посвященной одному из главных корифеев российского собаководства Л.П. Сабанееву (!), ситуация не лучше.

Пару лет назад я поинтересовался у одного из экспертов РКФ, только что отсудившего выставку в Нижневартовске (Тюменская область), о поголовье и современном качестве лаек на этом мероприятии. Его ответ поверг меня в шок. Ни одной западносибирской лайки!!!

И это в городе, в котором еще три десятка лет назад, таежный народ смотрел на единственную восточно-европейскую овчарку как на несуразную диковину, может быть интересную, но, по мнению местных «аборигенов», абсолютно бесполезную для сибирской жизни.

Моему разочарованию не было предела. Одно дело Москва и Европейская часть России, но, пренебрежение к породе на ее «исторической» родине … это уже за гранью моего понимания!

Брожение по Интернет - Сети также давало мизерные результаты. В основном, те же самоеды, маламуты, хаски… Ресурсов много, отечественных лаек мало…

Не судите строго за бессмысленно большое количество многоточий. Но именно этот знак препинания русского языка наиболее соответствует чувствам человека, который, не имея понятия ни о племенной работе, ни, тем более, о перипетиях официальной кинологии, с семилетнего возраста большей частью общался не столько со сверстниками, сколько с западносибирскими лайками.

По крайней мере, вне бревенчатых стен старой школы-восьмилетки, стоящей на окраине поселка, затерянного в самом центре именно Западной Сибири. Непонимание происходящего, боль и грусть. Вот, что скрывается за многочисленным повторением трех точек.

Каково же было мое удивление, когда я совершенно случайно узнал о предстоящей национальной выставке лаек. Причем, буквально за три четыре дня до ее проведения.

Сообщила мне эту благую, но в то время, достаточно сомнительную для меня весть Нина Борисовна МИШАНОВА - Глава (язык не поворачивается назвать ее заморским словом – Президент) НКП «Лайки».

Посещение этого мероприятия развеяло мои сомнения и полностью убедило меня в том, что в России лайки не только, не исчезли, но и продолжают пользоваться достаточно широкой популярностью.

Около четырех десятков карело-финских, два десятка русско-европейских и столько же восточносибирских, а самое главное - больше сотни западносибирских лаек (и это, в основном, из Москвы и Подмосковья)…

Не знаю, как для кого, но для меня это было праздником сердца и души. Встретить в центре январской, промозгло-слякотной, Москвы, начала ХХI века, «близнецов» своих лучших собак, покинувших наш мир более двух десятков лет назад…

Все равно, что встретить через много лет давно и безвозвратно потерянных братьев и сестер…но, хватит эмоций! Перейдем к прозе и реальности нашей современной жизни!

На территории, достаточно разваленного спортивного комплекса (Господи, что у нас только не развалено!) состоялось то, ради чего стоило, презреть радость спокойного проведения выходного дня и притащиться по жуткому гололеду (на летней резине) в Москву.

Погода в тот день была близкой к экстремальной. Мокрый снег (иногда напоминающий дождь), под ногами снежная каша и гололед. Участки стадиона, выделенные под ринги, завалены толстым слоем снега. Но то, что стало бы катастрофой при проведении любой шоу выставки, для охотников – родная стихия.

Одетые в, обычную для своего любимого занятия, охотничью одежду и обувь, ни эксперты, ни тем более участники выставки не испытывали затруднений.

Практичность, приобретенная годами лесной жизни, позволяет этим людям быть готовыми к любым погодным «катаклизмам». Впрочем, как и их собакам, которые всегда готовы разделить любые тяготы жизни со своими любимыми хозяевами.

Идет мокрый липкий снег? Ерунда! Чаще будем встряхиваться! Ринг засыпан снегом? Мелочи! Протопчем по кругу тропочку и, будем ходить по ней, столько, сколько потребуется для окончательной расстановки. Хозяин занят или отлучился? Свернемся в калачик и устроимся в ближайшем сугробе.

Неприхотливость и спокойное отношение к внешним условиям мероприятия – главное отличие «контингента» этой выставки. Точно также спокойно и сдержанно участники принимали окончательную расстановку и вердикт экспертов. Не зависимо от результата.

Хотя тому, кто знает охотников не понаслышке, вполне известны их внутренний азарт, неподдельную гордость за успехи своих четвероногих помощников и, конечно же, ревностное отношение к любой критике в их адрес.

В свое время неоднократно был свидетелем тяжелейших потасовок, которыми иногда заканчивались «критические» оценки охотничьих качеств сибирских собак. Но, как говорится, это было давно и под горячую руку (вернее голову).

Оглашение результатов экстерьерной оценки на специализированных охотничьих выставках в корне отличается от тех же шоу-мероприятий, где большинству зрителей и участников остается практически не известно мнение эксперта и критерии, по которым он оценил собак.

На руки владельцу выдается «словесное описание», по большей части, написанное «слепым» неразборчивым подчерком, иногда требующее для прочтения определенных познаний шифровальщика. Известными становятся только общие оценки да титулы, полученные участниками. Все остальное покрыто мраком тайны и неизвестности.

По правилам охотничьих выставок все участники после окончательной расстановки выстраиваются в одну линию и эксперт, проходя поочередно каждую собаку, во всеуслышание дает ее подробное описание. Он абсолютно открыто для всех присутствующих (в том числе и зрителей) отмечает достоинства и недостатки конкретного представителя породы. Четко мотивирует поставленную оценку и место собаки в расстановке.

Все открыто, честно и корректно. Потому как, перед лицом нескольких десятков людей (в основном специалистов по породе, каковыми обычно являются охотники) практически невозможно «схитрить» или сморозить какую ни, будь глупость.

Любые промахи, ошибки, предвзятость или некорректность оценки обязательно отразятся на репутации эксперта и его авторитете, который в среде суровых и простых людей завоевывается очень тяжело и большим трудом.

Достаточно спокойное отношение участников к результатам оценки экстерьера объясняется еще и тем, что главной целью охотника, пришедшего на выставку со своей лайкой, является, прежде всего, оценка рабочих качеств и присвоение рабочего класса. Так называемая бонитировка.

Для настоящего охотника всегда была важна практическая польза и отличные рабочие качества собаки, а экстерьер служил только мерой породности. Не секрет, что многие метисы (и не только в собаководстве) в первом поколении могут показывать результаты, превосходящие чистокровных «родственников».

Вот только последующие их потомки ничего путного собой представлять уже не могут. (В этом то весь смысл породного разведения – гарантия получения одних и тех же качеств в потомстве, как экстерьерных так и рабочих.)

Точно также, абсолютными «пустышками», бесполезными, и даже вредными, для породы могут являться собаки с великолепным экстерьером (шоу-экземпляры), но не способные к работе по зверю.

Кому нужны холеные красавцы, которых можно использовать только в роли дворового пустобреха?

Именно комплексная оценка экстерьера и рабочих качеств охотничьих собак, привлекает на подобные мероприятия людей занимающихся «практическим» собаководством, а не шоу селекцией.

Откровенное игнорирование подобного ведения дел (отмена бонитировки) в охотничьем собаководстве со стороны РКФ и большинства входящих в нее организаций, привело к немалым потерям.

За гранью сертификатных выставок остается огромное количество людей и собак, имеющих самое прямое отношение и к культурным традициям России и к ведению действительно кровного собаководства в нашем Отечестве. Но, оставим пафос.         

В мою задачу не входило составить подробный отчет о результатах самой выставки, ее победителях, присвоенных кому-то титулах и т.д. и т.п. Думаю, за меня это сделают другие. И гораздо более успешно.

Что хотелось бы отметить, исходя из собственных впечатлений. Большое количество западносибирских лаек говорит, как об их известности, так и об их охотничьей полезности, которая основана на универсальности породы к работе практически по любому зверю.

Особенно порадовало то, что самым многочисленным был ринг молодых собак (до 1,5 лет). Именно этот фактор служит показателем того, что порода не только не исчезла, но имеет хорошие перспективы для дальнейшего развития.

Увеличение поголовья молодняка лаек подтверждает рост популярности породы, а также пробуждение общественного интереса к охоте с подружейными собаками, среди которых лайки, безусловно, находятся на первом месте.

Наличие в рингах старшего возрастного уровня, как сук, так и кобелей очень хорошего класса успокаивает наличием в Москве и Подмосковье отличного племенного фонда.

Пусть племенное поголовье не очень многочисленно, зато проверено и очень высокого качества. Присутствие на этой же выставке их великолепных потомков служит тому полным подтверждением.

Не являясь на сегодняшний день знатоком современных лаек, ни тем более экспертом, рискну высказать только некоторые мысли.

Расширение племенного поголовья за счет «привозных» собак, не только не повредило бы подмосковным лайчатникам, но, и в какой то мере, позволило бы «прилить» свежую кровь сибирских «родственников». Актуальным это может быть как в плане экстерьера (нельзя допустить «общего мельчания» породы), так и в плане рабочих качеств.

Скажу прямо, что не видел московских собак «в деле». Потому и не берусь судить об их реальной работе. Но то, что скажу в дальнейшем, вряд ли расходится с реалиями.

Не секрет, что подмосковные угодья значительно отличаются от сибирских таежных просторов по климатическим условиям, характеру местности, методам и условиям ведения охоты.

Способ содержания большинства сибирских собак, которые всю свою жизнь, от рождения до смерти проводят в тайге, даже «официально» не охотясь, в корне отличается от тех, которые могут себе позволить охотники Москвы и Подмосковья.

Все это, так или иначе, может сказаться на состоянии породы западносибирских лаек в Московском регионе. Поэтому необходимость появления в Москве новых производителей из числа «коренных сибиряков» (особенно с хорошими рабочими качествами) вряд ли можно серьезно оспаривать. 

Представленные на выставке, менее многочисленные группы «остроухого народца» также заслуживают всяческого внимания и уважения. Но в силу того, что для меня они мало знакомы, не берусь высказывать о них каких либо суждений. Только впечатления дилетанта.











Группа карело-финских лаек. Поразила общим экстерьерным «единством». Яркие рыжие собачки, значительно мельче своих габаритных «собратьев», смотрелись очень живописно. Одинаковые по размерам и яркому окрасу они, как апельсины, разбросанные на снегу, цветовыми пятнами оживляли серые краски предвесенней московской слякоти.

Именно однотипность собак, на мой взгляд, говорит о качественной селекции и тщательном подборе производителей. Следовательно, и остальные породные составляющие, наверняка, находятся на высоком уровне…

Русско-европейские лайки. Незаслуженно потесненные «сибиряками», и потому, на сегодняшний день малочисленные. Своего значения они, все-таки, не утратили и вряд ли когда утратят. Трудяги Европейской части Русского Севера всегда найдут себе достойное применение и, будут иметь горячих поклонников породы.





Ринг группы одновременно представляли собаки всех возрастов. Именно здесь можно было найти визуальное подтверждение общеизвестной истине – «Лайка в возрасте после трех месяцев уже не щенок, а вполне сформировавшаяся собака».
Разница только в габаритах, да физиологическом возрасте. Во всем остальном, включая, психологические и рабочие характеристики, это уже «копия» будущего охотника, которая в дальнейшем будет только увеличиваться в своих размерах.

 
Восточносибирские лайки были представлены крупными и достаточно «строгими» экземплярами. Характер «восточников» никогда не отличался особой покладистостью и «пушистостью». Мощные и суровые собаки.

В какой то мере, может быть именно породный темперамент и служит некоторым ограничителем для более широкого распространения породы. А может быть тому имеются и другие причины…

Марк Александров
(2004)

-->
Знак Вашего престижа Знак Вашего престижа
© ЗАО «Лаборатория Массмедиа», 2002–2005
Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru

метод лечебного голодания . Шкафы купе Шкафы купе в Ивантеевке.

.